«Мы хотели показать детство» - режиссёр Николай Корякин о фильме «Тимир»

1 июня в 18:59 / Светлана Шашлова 👁 178

Фото Светланы Шашловой
Фото Светланы Шашловой

Николай Корякин после показа своего фильма «Тимир» спустился ближе к экрану — в небольшое пространство в кинотеатре «Удокан» между сиденьями и сценой. Зрители шумно встают, обсуждают, кто-то просто уходит, но есть и те, кто спускаются к режиссёру поболтать. Фильм — один из конкурсных в программе XI Забайкальского международного кинофестиваля. 

— Как вам пришла идея фильма о конфликте отцов и детей?

— Хотели снять полный метр, подумали, нашли референсы и сняли. А смысл находили уже в процессе съёмок и написания сценария, как и окончательную концовку. Снимал фильм у себя в районе, в Горном улусе Якутии, в одной из деревень. Дом и локацию нашли зимой, а актёров искали уже по образам, какими видели персонажей. 

Нас отвлекает женщина, которая подошла к Николаю в слезах. Поблагодарила за виды родных мест — сама из Якутии, но живёт в Чите. Рада была слышать родную речь — фильм на якутском языке с русскими субтитрами. В этот момент было немного неловко — словно я свидетель подслушанного ненароком разговора двух родственников, которые встретились спустя много лет. К ней присоединяются другие зрители, которые, как один, говорят спасибо за «такой простой фильм, человечный, но для размышления».

После режиссёр продолжил разговор.

— В фильме мало образа женщины. Мы старались показать ситуацию (мальчик теряет мать и переезжает из города к отцу в деревню — ред.) именно с позиции отца и сына, их взаимоотношений. Я сам — «маменькин ребёнок», мало общался с папой, потому что он постоянно работал. Из-за этого у меня до сих пор не хватает общения с ним — подсознательно получилось, что когда писали сценарий, всё вылилось на героев.

Самым сложным было сделать персонажа-духа — долго думали над его физикой, какие действия он может и не может совершать. Мне кажется, что мы до конца не справились с этим — сценарий хромает, фильм хромает (смеётся).

— А вот отец, как мне показалось, повзрослел вместе с сыном за фильм.

— Да, конечно. Он взял ответственность, но он не был готов. Через него мы ещё хотели показать проблему деревень — почему люди спиваются? Как вот в фильме — от развода и отсутствия ответственности. А в жизни таких очень много. Я и сам из деревни, я это видел. Считаю, что родители даже в разводе должны встречаться со своими детьми, как и дети с родителями. Они друг друга дополняют, одно без другого не может. Тогда будет ответственность друг за друга.

— Несмотря на тему, фильм погружает в атмосферу уюта — цвет, музыка, съёмка…

— Да, мы хотели показать детство. Когда закрываешь глаза, то вспоминаешь себя таким — вокруг чудеса, лето и тепло, всё просто, сложное не кажется таковым.

— Костюмы долго подбирали? (В фильме одежда и стиль 90-х: первые большие цветные телевизоры «Panasonic», кеды на толстой резиновой подошве, цветные олимпийки и видеоигры «Sega» — ред.)

— Наши костюмеры в деревнях и у родственников собирали это всё. Сильной подготовки не было, успели найти за месяц. Все поддерживают наше якутское кино, все приносят свои вещи, одежду, хотят помочь. Общими усилиями всё получилось.

По слова Николая Корякина, фильм можно найти в российских онлайн-кинотеатрах «Okko», «Wink» и «Kion». Однако посмотреть фильм на большом экране, полностью погрузившись в атмосферу беззаботного якутского августа, когда деревья шумят листвой, в лесу полно ягод, а пруд заманчиво зовёт купаться — это то, ради чего стоит ежегодно ждать кинофестиваль, чтобы открыть для себя новые имена и, возможно, самому вдохновиться на творчество.